(11)

     Но продолжим о группе Дятлова. Сейчас сменился и прокурор Свердловской области, и на его место пришёл новый человек Б.А. Крылов. Очень надеюсь, что насчёт группы Дятлова у него появится новый взгляд. И этот новый взгляд наконец-то позволит добиться реального раскрытия тайны гибели группы Дятлова. Ведь не зря же я, в конце концов, рисковал своей жизнью.

     Но конечно, не стоит во всём надеяться на начальство, нужно и что-то и самим предпринимать. Вот именно поэтому была собрана инициативная группа, в неё вошли Ю.К. Кунцевич, Р.Т. Ахтариев и я, а ещё несколько неравнодушных членов Фонда памяти группы Дятлова. На самом деле, в желании людей добиться правды в этом деле, что-то идёт не так, и это понимали многие. А ещё многие понимали и считали, что нужно что-то реально менять, чтобы, наконец, перейти от слов к делу. В этих дискуссиях прошёл почти весь 2020 год. А в результате возникло Общество памяти группы Дятлова. Вот только бывают разные взгляды на вопрос, как добиться улучшения. Именно поэтому и возникла инициативная группа.

     А так с многие людьми в обществе, лично я поддерживаю, хороши контакты, за исключением одного человека, это адвокат общества Е.А. Черноусов. Наше с ним личное общение, как-то сразу пошло не так, сразу не стало поддержки друг друга в идеях, и вообще, в сложившейся ситуации поддержка друг друга была просто исключена. Поэтому я начал думать о другом адвокате. Первый кандидат, оказался совсем не тем человеком, на которого можно было бы рассчитывать.

     В этом деле существует серьёзная проблема с адвокатами. Адвокатов в стране много, а нужного явно не просто найти. Даже почти невозможно. Адвокаты, как и другие люди, опираются на накопленные знания, что в этом деле даёт как плюс, так и минус. Многие адвокаты прекрасно понимают, как должно быть в уголовном деле. Но ведь разбор дела говорит о том, что там всё не так, по суди, дело построено не по принципу, как оно должно быть, а с точностью до наоборот. То есть дело построено так, как вообще не должно было быть. Поэтому главный принцип данного дела состоит в том, что всё в нём должно быть, наоборот, при этом какая-то часть дела, должна выглядеть, как правильной. Совместить воедино две противоположенные задачи, это и является камнем преткновения для адвокатов.

     Главенствующей идеей для нашей инициативной группы, стала задача, добиваться возобновления дела через суд. Предыдущие попытки через прокуратуру или через следственный комитет результата не дали. Даже сейчас А.В. Курьяков наглядно показал, что может дать прокуратура в этом деле. Да и следственный комитет, показывал, что в этом деле они равнялись на прокуратуру. Они так-то получается в этом деле люди зависимые. То есть через следственный комитет или через прокуратуру ничего реального добиться было невозможно, по крайней мере, на момент создания инициативной группы. А без возобновления дела ничего в этом происшествию нельзя решить. Поэтому и выбор пал на суд.

      Люди там независимые, и в своих решениях должны ориентироваться на доводы сторон. Но в суд без адвоката идти нельзя. В какой-то момент кандидатуру адвоката, как человека, хорошо разбирающегося в уголовных делах, предложил Р.Т. Ахтариев. Им стал в прошлом имеющий большой стаж работы в следствии, Анатолий Анатольевич Якимов. Я поговорил с ним, и сделал вывод, в целом А.А. Якимов подходил на роль адвоката в этом деле, но конечно требовалось проведения каких-то работ, для создания единого взгляда, чтобы обращаться в суд. Я сразу написал письмо Ю.К. Кунцевичу, где охарактеризовал кандидатуру А.А. Якимова. И по этому вопросу с Ю.К. Кунцевичем завязалась переписка. Хотя она и не прекращалась никогда.

     Создание единого взгляда для обращения в суд, это ведь серьёзная вещь, без неё никак нельзя. Просто нельзя идти суд, когда у адвоката оставались бы разногласия с людьми, которые его и пригласили. В период проведения конференции были проведены консультации с представителями фонда памяти группы Дятлова, где главным вопросом, был созданный мной план, добиваться раскрытия тайны. Именно он и стоял для обсуждения на повестке. Он был естественным образом, как этого требует законодательство, разбит на два этапа. И первым было, добиться возобновления через суд. При этом говорилось, что использования материалов версий, категорически исключается, из-за сложностей, которые обязательно появятся в суде, при их доказывании. По плану предлагалось использовать только материалы по самому дела. В общем, предложенный план нашёл одобрение. Было одобрен и состав группы людей, которые пойдут в суд. Ими стали Ю.К. Кунцевич, А.А. Якимов, Р.Т. Ахтариев и я.

     Каждый из этих людей, намеревался выполнить поставленную задачу. И со своей стороны выполнить всё, что от него требовали обстоятельства. Единственное, что оставалось для её выполнения цели, надо было выработать общие взгляды А.А. Якимовым с людьми, находящихся в теме с много лет. Нет, в целом А.А. Якимов поддерживал наши идея, но оставались кое-какие разногласия, и их нужно было обязательно решить до обращения в суд. По плану с родственников погибших хватило бы доверенностей на имя А.А. Якимова. В конце концов, они в первую очередь они нуждались в получении результата, над достижением которого, мы и работали.

     А ещё было бы интересным, если в состав нашей группы вошли все люди, которые были предложены в проекте обращения к А.И. Бастрыкину Леонидом Григорьевичем Прошкиным. И все они искренне хотели тоже поучаствовать в достижении результата, но по разным причинам, этого не удалось бы сделать. Хотя каждый из них мог внести важный вклад. Но при этом всё же требовалось согласования всех точек зрения. И этого просто усложнило бы выполнение поставленной задачи. А предложенный состав инициативной группы, был бы вполне достаточный для её решения.

Добиваться возобновления дела планировалось по вновь открывшимся обстоятельствам. Вот, что о них говориться в законе:

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

     Причём, любое из перечисленного, будет считаться вновь открывшимся обстоятельством, а значит основанием для возобновления дела. Всего лишь останется доказать наличие одного из перечисленных моментов в суде. А материал для доказывания уже собран, даже если кто-то относится к этому скептически. Например, к заведомой ложности о погоде в показаниях свидетелей. Но ведь данная ситуация дала основания государственным работникам для высказываний явно неправильных суждений о причинах гибели группы. В общем, уже сейчас собран необходимый материал для доказывания вновь открывшихся обстоятельств в суде. Но ведь ещё и третья статьи не разбиралась.

     Так-то нами было принято решение, исключить разбор версий в ходе разбирательства о возобновлении в суде. Но ведь эта статья, а не судебное разбирательство. Поэтому я скажу кое-что и о версиях. Изначально в фонде обсуждали о трёх группах версий, как собственно было сказано в статье Л.Н. Иванова об огненных шарах. Ведь понятно же, что речь шла о летательных аппаратах в небе. Получается только 3 варианта: ракеты, самолёты и вертолёты. Был даже придуман вариант с вертолётами, с учётом того, что второе дело велось не на территории Свердловской области. Получился Ныроб, в нём и сейчас вертолёты летают, и зон вокруг него тоже много.

     Но позже пришлось отказаться от версий с убийством совсем. И прежде всего потому, что генералы из прокуратур Союза ССР и РСФСР в результате сговора, никогда бы не пошли на то, чтобы укрывать убийство, каким бы оно не было. А раз точно не было никакого сговора между генералами, то и абсолютно точно, что не было и никакого убийства в этой истории. А ещё О.Н. Архипов говорит, что практически все многочисленные версии, связанные с убийством, тенью ложатся на местных жителей. Но это тоже недопустимо.

      Но укрытие нарушений генералами в деле без номера было. И это должно иметь своё объяснение. Они бы пошли на это, только в том случае, если бы раскрытие данной тайны могло угрожать безопасности страны. Если учитывать эту задачу, то все странности в деле становятся на свои места, и всё из непонятного, превращается в понятное. И что тогда произошло в Министерстве обороны и прокуратуре по моему мнению. Конечно, Министерство обороны какие-то разработок планов расследования они не вели, а просто пришли в Прокуратуру Союза и потребовали, что хотите, то и делайте, но чтобы никто ничего не услышал реального о причинах гибели группы Дятлова.

     И всё это было потому, что эти причины оказались связанными планами СССР нанесения ядерных ударов по противнику в случае начала войны. Нисколько не сомневаюсь, что такие же военные планы были и США. Ведь в то время как раз и был период перехода от самолетов, обеспечивающих ядерными ударами по врагу, на ракеты, выполняющие такие же функции, но более эффективно. И такой переходный период сопровождался гигантской секретностью с обеих сторон. Как-никак разведка обеих стран, в такой период обязательно пыталась бы максимально выяснить, подключая аналитиков и других специалистов, каким образом происходит замена самолётов на ракеты у противника. Что они сейчас могут, а чего ещё не могут, в плане готовности к нанесению ядерных ударов.

     И только этим, можно объяснить все великие странности, обнаруженные в деле без номера. Естественно, прокуратуре необходимо было в кротчайшее время, решать, как сделать так, чтобы и материал расследования был полностью изучен, и чтобы абсолютно ничего из расследования в народ не попало. Ведь если что-то попадёт в народ, то может попасть и в американскую разведку. Именно для этого и было разработано расследование, состоящее из двух уголовных дел. В результате, мы можем иметь только две реальные версии, и обе связаны с подготовкой к нанесению ядерного удара по противнику в случае начала войны. Причём никак нельзя допустить, чтобы любая, такого рода информация, могла достаться врагу.

     А теперь на счёт версий в такой ситуации. Первой версией можно считать подготовку ядерного удара с помощью ракет. Известно, что американцев здорово напугал наш первый спутник. Ясно, что и СССР тоже подливали масло к данному испугу. Но думаю, военным руководству США было не понятно, блефует ли в СССР, или на самом деле уже готовы наносить ядерные удары в любую точку земного шара. Тем более что США в тот период отставало от СССР в ракетных технологиях. А значит, за любую информацию об этом тогда, они много чего бы отдали.

      На самом деле всё было не очень радужно, руководству обороны СССР явно не устраивало меткость дальних полётов ракет, и прежде всего королёвской Р-7. А это значит, С.П. Королёв был обязан увеличить точность стрельбы его ракетами. Но надо сказать, С.П. Королёв с поставленной задачей справился, и в самом начале 1960 года ракета по точности на дальних полётах уже стала устраивать руководство вооружённых сил, и ракета была принята на вооружение. А позже появились и другие ракеты. А в конце 1959 года были образованы ракетные войска стратегического назначения. То есть Р-7 в 1959 году летала, добиваясь необходимой точности стрельбы.

      Это первая версия, но есть и вторая. Ведь самые первые ядерные удары наносились самолётами. На это счёт в СССР создаются самолёты В.М. Мясищёва. И, надо полагать под него, была построена под Воркутой длинная ВПП 3,5 километра. Расположение было выгодным, для базирования очень секретного самолёта, к тому же с самого начала аэродрому в Воркуте был, придал статус, аэродром КГБ. Надо сказать, что в это время в США в режиме строжайшей секретности тоже создают свои огромные самолёты, способные наносить ядерные удары на больших расстояниях. При этом если верна версия о самолётах, то второе дело и сейчас должно лежать в Воркуте.

     С ракетами ведь тоже несложно, получается, рассчитать место, где может храниться второе дело. В 60-е годы ракетных площадок уже становится немало. А тогда в начале 59-го года, их было только три, с которым можно было достигать район перевала Дятлова. Причём одно место отпадает, это Байконур (Тюратам). Дело в том, что он не входил в территорию РСФСР. А руководить делом без номера приезжал из Москвы Л.И. Ураков. Значит и второе дело, тоже должно было быть на его контроле помощника прокурора РСФСР. Остаётся только Капустин Яр и Плесецк, который в это время, хоть и строился, но шансы какие-то имеет на второе дело.

     А теперь вернёмся к делам нынешнего времени. В начале февраля была окончательно сформирования инициативная группа. И мы постепенно думали вести подготовку к суду. Вот моя болезнь спутала нам все карты. Все бы ещё ничего, но ко всему ещё и отпуск Р.Т. Ахтариева перенесли на 2 месяца раньше. Тем самым сократилось выработка общих взглядов с А.А. Якимовым. А без одинаково чёткого понимания проблемы, в суд идти было нельзя. А ещё Анатолий Анатольевич должен был составить свои документы в суд. И суд назначил бы слушанье через месяц, после получения документов от А.А. Якимова, не раньше. В общем, ещё надо учесть и занятость людей. А у нас после моего выхода из больницы оставался только месяц.

     Я понимаю, конечно, Юрия Константиновича, который готов, хоть сейчас в бой. Но без Рустама Талгатовича суд не имел бы смысла. Без судмедэксперта в этом деле никак нельзя. А он вместе с нами занимается данной темой уже 6 лет. Следующий отпуск Р.Т. Ахтариева был бы уже зимой. А очередного переноса срока для раскрытия тайны, лично для меня, было бы уже тяжело выдержать. Когда всё, что можно, в деле уже было проработано. Но оставался риск не успеть в этом году. Именно поэтому я стал просить инициативную группу снять с повестки подготовку в суд по этому делу, и заменить её моей статьёй.

     На безрыбье, как говориться и рак рыба. А в моей статье есть смысл. Ведь я до сих пор многие важные моменты из моего индивидуального расследования, не озвучивал ещё. А теперь у меня появилась реальная возможность сделать это. А ещё, очень надеюсь, что кому-то из важных людей понравятся мои наработки. Да так, что может даже решения суда не потребуется. Если он создаст собственное решение, на счёт возобновления дела. Ведь у нас уже собран материал, для доказывания вновь открывшийся обстоятельств по делу без номера. А нормального дела по гибели группы Дятлова, из ныне живущих людей не видел никто. И никто не знает, где оно хранится, но расчёты мест хранения уже есть.

     Но а сейчас, ситуация неуклонно приведёт к следующему, что вам придётся признать существование второго дела. А далее может привести и к тому, что придётся говорить: Следователи прошлого запихали куда-то второе дело далеко, а теперь мы его найти не можем. Но это будет не серьёзно, так как для поиска дела, мест осталось уже немного. Но проще ли будет, просто взять его и найти второе дело. И нам будет хорошо, и вам тоже хорошо. В обще-то это дела минувших дней, которые на международную обстановку оказывать влияние уже не могут.

     А пока, прошу дорогих читателей дождаться выпуска третьей части статьи. Ведь и я тоже жду окончания статьи. Ведь только после этого, можно будет реально думать о каких-то дальнейших действиях. И окончания необходимых действий для раскрытия тайны жду. Как ждут их и родственники и друзья погибших, и очень надеются дожить до этого момента. А ещё ведь и неравнодушные люди тоже ждут того момента, когда люди наконец узнают о содержании второго дела.